Зачем патронажной службе психолог?

Каждый, кто искал своим близким сиделку, испытывал беспокойство: не обидит ли, умеет ли ухаживать? Страшно пустить в дом чужого человека… Под «хорошей» сиделкой подразумевается не только специалист, который обеспечит полноценный уход пациенту, но и человек с определенным обязательным набором личных и профессиональных качеств.

Крепкий тыл сможет обеспечить работодатель-патронажная служба: если сиделка работает не «от себя», если она оформлена по ТК РФ и обучена патронажной службой, а ее рекомендации и компетенции проверены, то появляются гарантии качества и безопасности. «Система Забота» работает на рынке социальных услуг РФ с 1999 года и за 20 лет выстроила четкий порядок взаимодействия.  Нанимая сиделку от «Системы Забота», в её лице клиент опосредованно получает услуги других специалистов: менеджер отдела продаж подберет сиделку в соответствии с индивидуальными требованиями; координатор патронажной службы оперативно подыщет замену; менеджер по качеству отвечает за обучение персонала и безупречность оказания услуг; штатный клинический психолог тестирует сиделок, проводит тренинги, консультирует в сложных случаях; кроме того, мы подключаем всех своих подопечных к «тревожной кнопке».

Подопечные, как правило, очень пожилые люди, почти всегда с серьезными проблемами со здоровьем, часто это деменция, встречаются болезни Альцгеймера или Паркинсона, бывают довольно сложные случаи. Самый тяжелый труд – это уход за лежачим больным. Только настоящий профи сможет совершить все гигиенические процедуры и выполнить все просьбы подопечного без лишних эмоций, не раздражаясь и без обид; здесь нужно бесконечное терпение и профессионализм. Иногда требуется помощь клинического психолога, который помогает выстроить взаимоотношения пациента и сиделки.

 

В нашей работе встречаются непростые ситуации. Координатор патронажной службы «Система Забота» Жанна Эрте имеет большой опыт общения с самыми разными людьми. Жанна Сергеевна рассказала об одном эпизоде из своей практики.

Как-то одна наша сиделка вышла работать к женщине 76 лет, которая постоянно была недовольна готовкой еды – все было не так и неправильно. Сиделке никак не удавалось угодить, но она терпела придирки; в какой-то момент добавились и другие беспочвенные обвинения. Эта сиделка не смогла продолжать работу с подопечной, и мы заменили ее на другого специалиста – Катерину, более профессиональную. Претензии по еде у подопечной не изменились: просьбы приготовить то блинчики, то салат оливье, то суп и «сырнички», а на следующий день – обвинения, что еды наготовлено слишком много. Во время каждой уборки Катерина слышала обвинения, что она пытается что-то украсть. Подопечной явно просто было скучно, и она таким образом развлекалась, мотая нервы сиделке. Атмосфера становилась напряжённой. Как-то раз пенсионерка целенаправленно довела Катерину до слез, та выбежала из квартиры и с улицы заметила, что подопечная подошла к окну посмотреть, куда же делась сиделка? А ведь до этого она редко вставала с кровати! Удивительное дело, но ежедневные «упражнения» на нервах сиделки помогли подопечной начать подниматься и на ходунках выходить на прогулки (в сопровождении сиделки). Катерина держалась несколько месяцев, но в итоге и она была готова отказаться, в таких условиях работать оказалось сложно. Тогда мы обратились за помощью к нашему психологу.

 

Координатора патронажной службы проконсультировала Татьяна Кирпичева, клинический психолог «Системы Забота», также она поговорила с обеими сторонами конфликта, и поделилась выводами:

 – В данном случае изначально не были верно выстроены границы между пациентом и сиделкой. Сиделка должна, в определенной степени, и сама быть психологом, а также соблюдать общие правила поведения, обозначенные в корпоративном кодексе этики нашей компании. Нужно учитывать, что общение с пациентом всегда выстраивается по неформальному пути, и в идеале отношения должны стать открытыми и доверительными. В этой истории пациентка отыгрывала какие-то свои привычные сценарии, которые не имеют ничего общего с личностью сиделки. Но чтобы это понять, необходима была консультация психолога, причем как сиделке, так и пациенту. Мы провели несколько совместных сессий, на которых отношения «пациент-сиделка» были приведены к общему знаменателю. В ситуации с Катериной и ее подопечной этого оказалось достаточно: женщины смогли проговорить вслух все взаимные претензии и разрешить их.

Адаптационный период

Важнейшей задачей сиделки является уход за пациентом и создание максимально комфортной среды для него. Условия взаимодействия лучше проговорить заранее, «на берегу»: что готовить из еды, в каких количествах, в какие зоны в доме сиделке почему-либо запрещено заходить и так далее. Конечно, доверие и симпатия не возникают сразу, пациенту нужно время, чтобы привыкнуть к новым обстоятельствам и чужому человеку.  Адаптационный период может занимать от одной недели до нескольких месяцев.  Согласование всех условий, возможность услышать друг друга, заслужить уважение, терпением и профессиональным подходом преодолеть трудности – клинический психолог незаменим для решения подобных вопросов.

Начинающие сиделки, не имеющие опыта, часто не осознают масштаб и сложность предстоящих работ. Сиделка не просто компаньон или собеседник, призванный поднимать настроение подопечному; в определенном смысле, она становится для него всем миром: именно сиделку подопечный будет видеть дольше и чаще других, так как с началом болезни круг общения стремительно сужается. Именно поэтому к сиделкам мы предъявляем высокие требования – и как к профессионалам, и чисто по-человечески.

Заказать звонок


×
Запись на прием



×